краудфандинг

краудфандинг

Кто-то считает, что краудфандинг — это Пред-Продажа. Я скажу, что краудфандинг — это Просьба. Попросить денег у «друзей» в соцсетях гораздо легче, чем думать о том, почему твои продукты плохо покупают. Или не покупают вовсе.

Секрет в том, что всё уже совершается в тот момент, когда  люди присылают деньги. На этом проект закончен. Потом уже никому ничего не нужно.

Деньги можно попросить у спонсоров. В этом на первый взгляд нет ничего плохого. Другое дело, что спонсоры всем подряд денег не дают. К хорошим проектам спонсоры сами обращаются с предложениями.

Спонсоров мало, а музыкантов много…

Откуда мне это известно? За свою карьеру (назовем это карьерой) мне тоже довелось просить деньги на музыку. Как видите, я не без греха. Правда, я так и не смог просить у обычных слушателей, всякий раз я обращался за материальной помощью к знакомым предпринимателям.

И вот, что я вам скажу — предприниматели считают деньги и не очень любят раздавать их на творчество. Если вы пойдете просить средства к настоящему предпринимателю, деловому человеку, то вам придется чем-то уравновесить свою просьбу. Что я имею в виду? Предприниматель хочет знать, в чем его выгода. Он понимает мою выгоду — я получу от него сумму. «А что получу я?» — вот, что хочет знать деловой человек.

Из своего опыта могу сказать, что часто просить у деловых людей не получится. Ну раз, ну два… А дальше надо снова думать.

7777 contr shad

Представьте себе сцену. Представили? Что такое сцена с точки зрения архитектуры? Это — подиум или возвышение.

Таким образом, человек, который стоит на сцене находится на возвышении, а люди, которые пришли на него посмотреть находятся чуть ниже. (Я говорю сейчас исключительно географически). Сцена может быть даже воображаемой, это ничего не меняет.

Как смотрят на артиста люди из зала? Определенным образом. Он — крутой, потому что он — там. Он — лидер, он как бы даже «пастырь», он тот, кто осмелился чего-то вещать, тот, кто взял на себя большую отвественность — что-то нести другим людям. И в данный момент он — не такой, как все.

И выходит, что люди платят не за песни, а за личность. Можете это проверить на себе или на ближайшем человеке на сцене.

А теперь представьте, что этот человек сходит со сцены и говорит:

— Я — никакой не крутой, я — обыкновенный! Дайте денег, а то мне надо, а у меня нету.

Возможно, людям лестно, что такой (!) человек обращается к ним с просьбой. И люди даже готовы скинуться по 5 долларов… Но в этот момент теряется что-то важное — отношение, которое больше никогда не будет прежним. Согласны?

Посмотрите, что происходит в момент сбора денег с аудитории — целью становится не акт искусства, а конкретно сбор денег. Потому что музыку можно и не записывать на самом деле. Об этом читайте в заметке Музыку не нужно записывать.

Быть «своим в доску» также непродуктивно, как и быть «звездой недосягаемой». Можно просить у публики средства на музыку, но зачем? Пусть каждый отвечает на этот вопрос самостоятельно.

А если не просить? Тогда остается один путь:

  • двигаться медленно;
  • уважать музыку;
  • не донимать людей просьбами;
  • быть интереснее;
  • и скромнее.

Кто-то придумал называть слушателей «фанатами». Если мои слушатели — фанаты, то кто тогда я? Страшно подумать.

В принципе, было достаточно первой фразы из этой заметки:  — Краудфандинг обесценивает продукт. Этим все сказано. Однако мне пришлось пуститься в объяснения, потому что здесь — не твиттер. Одной фразы как бы мало. И  если честно — это вся мотивация. Хотя на самом деле я это сделал исключительно из уважения к читателям, то есть — к тебе.

P.S. Я часто говорю себе: — Вадик, будь скромней! И сам себе отвечаю: — Ок. А потом опять говорю: — Но и не теряй время попусту! И снова отвечаю: — Ок, ок.